Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Александр Степанов: Революция, модернизация и коллаборационисты.

На просторах расчлененного СССР то тут то там появляются памятники коллаборационистам. На Украине Бандера с Шухевичем, у нас Маннергейм с Врангелем. Что роднит нынешнюю элиту с предателями России? Нельзя же воспринимать всерьез сказку о «злодеяниях большевиков», кочующую из белой пропаганды в фашистскую, из фашистской в американскую, а из американской в реформаторскую. Тем более, что на авторах и исполнителях этой песенки десятки миллионов трупов ни в чем неповинных людей. Не будем же мы всерьез воспринимать геббельсовские агитки, в которых Германия напала на нашу страну только чтоб избавить нас от «кровавого ига большевиков».

В чем же смысл сокровенной «белой идеи»?

Официальная советская историография подсовывала нам классовый подход. Мол белые генералы воевали за классовые интересы – разобиделись за национализированные имения и заводы. Однако, эта версия, несмотря на простоту и привычность, не выдерживает критики. За какие «классовые интересы» сражались против советской России марксистские партии меньшевики и эсэры? Да и у белых генералов особых латифундий или промышленных империй не просматривается. У основателей белого движения, генералов Алексеева и Деникина деды были крепостными.

Статья «Белая борьба» в Википедии предлагает несколько версий белой идеологии

Монархизм
Демократия
Патриотизм
Единая и неделима Россия
Порядок и законность
Приходится признать что у ведомства Мединского получается еще хуже, чем у советского агитпропа.

Монархизм – это вобще смешно, учитывая что именно генерал Алексеев вынудил царя отречься от престола и многочисленные белые вожди выступали за конституцию, демократию, учредительное собрание и т.п. Это позднее, уже в эмиграции среди белых пошла мода на «монархизм».

Вопрос об «учредительном собрании» можно считать закрытым, после расстрела членов учредительного собрания Колчаком. Да, большевики учредительное собрание разогнали, но Колчак – расстрелял!

«Патриотизм» белых тоже звучит крайне неубедительно, учитывая что они воевали против своей страны и своего народа на деньги Запада, авансом раздавая западным «партнерам» Кимски волости и жирные куски экономики. И уже особенно неприличным выглядит «патриотизм» значительной части белых, которые пошли на службу к Гитлеру.

Collapse )

Александр Степанов: Личность, герой, нация и идеологическая стагнация.

Плохо в России обстоит дело с общественными науками. Просто беда. 19-й век. Общественные процессы пытаются выводить из индивида. В худшем случае из его «психологии», в лучшем из барахла, которое он покупает.

Вот трещит шаблон у психолога Людмилы Петрановской. В статье «Миссия лечь костьми, презрение к себе и нищета как часть культурного кода» она пишет:

«Как-то в одной из интернет-полемик мне сказали, что я русофоб, поскольку не принимаю часть русского культурного кода, которая, по мнению собеседника, состоит в пренебрежении благополучием и безопасностью. Для нас, мол, есть вещи поважнее, чем бюргерский уют. И не указ нам ваша пошлая пирамида Маслоу, мы существуем на высших уровнях бытия. Тут судьба России, вставание с колен, а вы со своим курсом доллара...»

На расхождение реальности с пирамидой Маслоу ученая дама отвечает как принято у ученых – «сам дурак». Нежелание русских подчиняться ее теориям она объясняет «недоразвитостью» индивида:

«это неумение людей жить хорошо, их неверие, что они вообще заслуживают безопасности и благополучия, нормальных человеческих условий, а не вечного выживания и стиснутых зубов»

Добавляя проницательно что это:

«... пренебрежение собой, отношение к себе как к средству... поразительно, до мелочей совпадает с тем, как всегда относилось к людям российское государство: как к расходному материалу, который должен быть счастлив лечь костьми в фундамент великих побед.»

Чего и взять с психолога. Все у нее из индивида: детские комплексы, родовые травмы, неумение, неверие, пренебрежение, Фрейд и Юнг. Но общество живет по своим законам. По тем самым культурным кодам, о которых ничего не слышали психологи, воспитанные на теориях позапрошлого века. К сожалению, нас этому не учили и надо ликвидировать неграмотность.

Начать с того, что «положить душу за други своя» не большевики придумали, и даже не русские. Это Евангелие. Ну да ладно, наш просвещенный оппонент считает это нерациональным, а главное – ущемлением прав личности. «Другов» государство придумало, чтобы превратить людей в «расходный материал». Оппонент наш личность уважает и так бы не поступал. И уж конечно сам костьми в фундамент побед не ляжет.

Ну да ее никто и не просит. Зачем же она других людей грязью мажет? Вот успешный бизнесмен сложил рюкзак и уехал добровольцем на Донбасс. Это из-за «неумения жить хорошо, неверия, что он вообще заслуживает безопасности и благополучия»? Скорее всего, он сделал это потому, что решил что жизнь жителей Горловки или Донецка, оказавшихся под артиллерийским огнем, важнее его личного благополучия.
Collapse )

Степан Ломаев. Московский экономический форум: без гнева и пристрастия





Патриотические общественные деятели России давно бьются над тем, чтобы идеологически объединить все силы страны, пострадавшие от рыночных реформ. Однако пока что попытки создать антирыночную консолидирующую идеологию рождают только мифологических уродцев, в чертах которых под покровом мистики и откровенной фантастики можно различить простое и внятное послание к миру: давайте нам больше власти и денег, а то все будет плохо. Такие неудавшиеся идеологии не в силах дать отпор даже старым рыночным мифам. Примеры такого рода мы можем видеть на ежегодном Московском Экономическом Форуме.

Старые рыночные мифы

«Итоги рыночных реформ: без гнева и пристрастия» – так называлась первая пленарная дискуссия форума в этом году [1]. «Что мы хотели 25 лет назад? Что получилось? Кто виноват, если хотите?» – такими вопросами начал пленарное заседание Руслан Гринберг, сопредседатель МЭФ, член-корреспондент РАН. По поводу последнего вопроса «Кто виноват?» Гринберг сразу оговорился, что ему бы: «не хотелось, чтобы мы долго говорили на эту тему». Однако это могло бы быть весьма интересно, ведь некоторые из участников пленарного заседания, как сам Гринберг, имели непосредственное отношение к обсуждаемым реформам. Впрочем, виноватого Гринберг вскоре все-таки нашел, но об этом чуть позже.

Первым на заданные вопросы отвечал декан экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова Александр Аузан: «Сначала действительно был расчет на то, что рынок все расставит по местам, будут эффективные собственники. На мой взгляд, расчет не был оправдан теоретически даже тогда…».

Позже, схожую мысль высказал Александр Некипелов, академик РАН, директор Московской школы экономики МГУ: «Сегодня мы, видим, можем сказать о том, что наши представления о сути процесса перехода к рыночной экономике, они были, и, кстати, не только у нас, достаточно примитивными». Достаточно откровенное признание от человека, который «советовал перестроечному руководству и Михаилу Горбачеву как переходить к рынку» (слова Р. Гринберга [1]).

Таким образом, все трое, а с ними и Доминик Стросс Кан, директор-распорядитель Международного Валютного Фонда с 2007 по 2011 год, озвучили примерно одну и ту же мысль: «Мы хотели, чтобы все было прекрасно. Мы верили, что рынок нам сам все сделает как надо, но что-то пошло не так…».



Почему же пошло не так, доступно объяснил Стросс Кан: «Потому что экономическая теория – это не законы физики, как иногда полагают экономисты». Тем же самым образом он объяснил, почему же его прошлые экономические прогнозы не сбылись.

Стросс Кан, вероятно, имел ввиду, что законы физики могут предсказывать ситуацию со 100% вероятностью, а законы экономики – нет. Однако он не совсем прав. Строго говоря, с законами физики так обстояло дело во времена Ньютона. Современные законы квантовой физики носят вероятностный характер. Другими словами, по ним нельзя сделать точное предсказание конкретного состояния системы в определенный момент времени, но по ним можно рассчитать вероятность различных состояний и процессов. Однако это не мешает применять законы квантовой физики в хозяйственной деятельности. Например, при разработке атомной бомбы или реактора АЭС.

Какой же практический толк от экономических теорий, если сделанные на их основе прогнозы не сбываются? Причем не были спрогнозированы не какие-то малые сезонные спады производства, а целая экономическая и социальная катастрофа, которая произошла на всем постсоветском пространстве за время реформ. Этот вопрос остался за рамками обсуждений.
Collapse )

Александр Степанов: Политический протестантизм Ивана Ильина

Продолжаем разбор идеолога горбачевско-путинской элиты белоэмигранта Ивана Ильина. Архитекторы горбачевкой «перестройки» подняли Ивана Ильина на щит как альтернативу официальному советскому марксизму, раскручивают как «православного философа». Так что именно у Ильина следует искать ответа на вопрос какому богу молился бывший глава путинского центризбиркома Чуров под памятной табличкой союзнику Гитлера Маннергейму, установленной в городе, где последний убил миллион русских.



Высланный из России на «философском пароходе», Ильин осел в Германии, где работал в «Русском институте», созданном на деньги YMCA – организации английских пуританских сект. Эта же организации впоследствии издавала пасквили Солженицына и прочую антисоветскую литературу. По всей видимости, финансирование выделялось на борьбу с «безбожным большевизмом», а непременным условием была лояльность к протестантским сектам, которые должны были допускаться во все финансируемые YMCA белоэмигрантские организации. Любая попытка порвать с сектантством означала потерю финансирования. Так, например, Русское Студенческое Христианское Движение (РСХД) – белоэмигрансткая организация, так же финансируемая YMCA, было вынуждено мириться с сектами в своем составе. Согласно Википедии:

«В июне 1926 года Собор русских епископов в изгнании в городе Сремски-Карловци (Сербия) объявил протестантские организации, участвующие в РСХД, масонскими и враждебными православию и потребовал от христианских студенческих организаций разорвать с ними всякую связь, что однако противоречило основным принципам христианского молодёжного движения.»

Хотя Ильин и начал работу против России на деньги английских и американских сект, корень его «религиозных исканий» надо искать не в религии как таковой, а в работах Макса Вебера. После выхода в свет фундаментальных трудов Вебера «Протестантская этика и дух капитализма» и «Протестантские секты и дух капитализма», стало ясно, что капитализм не «объективный закон общественного развития», как предполагал Маркс, а сектантская экзотика протестантской Европы. Многие немецкие марксисты решили использовать религию, чтобы добиться своей цели – протащить-таки на восток «прогрессивный» олигархический англо-саксонский капитализм. Конечно марксист, начитавшийся Вебера, не стал верующим. Просто решил использовать протестантские секты как политический инструмент в борьбе против социализма. Так возник «политический протестантизм».

К этому движению и примкнул и находившийся в эмиграции в Германии Ильин. Не то чтобы Ильин или его подельники хотели стать капиталистами в России. Если бы они хотели стать капиталистами – могли бы заниматься этим на Западе. В их планах капиталистом стать должен был кто-нибудь другой. Сами они хотели неравенства. Мародерство, сытная кормушка при власти, служба оккупантам – что угодно, лишь бы хапнуть на порядки больше «быдла», ничего не давая этому «быдлу» взамен. А политический протестантизм, оправдывая «прогрессивный» олигархический строй, автоматом оправдывал и неравенство.
Collapse )

Александр Степанов. В чем суть столкновения в России



Продолжим разбор идеологии нашей элиты – философии Ильина и окармливаемой им белоэмигрантской организации РОВС (Российский Общевойсковой Союз). При всей примитивности, она чрезвычайно актуальна, именно потому что владеет умами элиты. Иногда иммунитет советских людей срабатывает и попытки реабилитации фашистских коллаборационистов из РОВСа вызывают не меньше возмущения, чем попытки реабилитации их коллег из ОУН/УПА. В других случаях, мы оказываемся беззащитны.

На Украине эти две марионетки ЦРУ эффективно нас развели. Бандеровцы объявили войну всему русскому, а РОВС пытается примазаться к сопротивлению. Но советских людей среди противников киевского режима явно больше, чем «белых». И каковы бы ни были заслуги и мотивация, скажем, Александра Жучковского – а советским людям примерно так же плевать на его искреннее желание посетить могилу Столыпина, как и на желание Ющенко посетиь могилу Бандеры. Не за это они воюют. И никому, кроме ЦРУ, не нужно, чтобы русские убивали друг друга из-за такой ерунды. https://new.vk.com/wall151630709_52431

Но поговорить хотелось бы не о цирке с клоунами, а о вещах более фундаментальных. Вот уже более века в России идет революция и холодно-горячая гражданская война. Казалось бы, пора утрястить, ан нет. 1905 год, две революции в 1917. 70 лет советской власти тоже не были затишьем: переход от НЭПа к индустриализации, хрущевский переворот, брежневский, а затем – очередная горбачевская революция, а потом ельцинская, потом путинская.

«Перманентность» нашей революции вызвана тем, что нас постоянно отвлекали от основного вопроса, который революция должна была решить. Отвлекали на всякую второстепенную ерунду, придавая ей первостепенное значение.



Во второй половине 19-го века Россия столкнулась с необходимостью быстрой модернизации. Крымская война показала, что отставание экономического и научного развития подрывает обороноспособность страны и если это будет продолжаться - Россию сомнут.

Для модернизации необходима высокая концентрация капитала, трудовых ресурсов, интеллектуального потенциала. Обеспечить такую концентрацию могут только две структуры: олигархия и государство. Соответственно, существует два пути модернизации: олигархическая и государственная.

В Англии, Голландии, Америке модернизацию проводили сектанты протестанты, видевшие в собственном бизнесе признак своей избранности преумножать славу Бога. Особенно успешные дельцы сформировали олигархию, которая и правила своими странами. Так сложилась олигархическая модель модернизации. Баптистские пастыри и вышедшие из их среды обществоведы сочиняли теории такой модернизации на полную ставку, оправдывая олигархическую систему и представляя ее единственно возможной.

В Германии, и тем более в России, олигархическая модернизация не работала в силу географических причин. В книге «Почему Россия не Америка» А. П. Паршев приводит две причины:

В России и Германии холодно и издержки производства выше, чем в западной Европе.
Россия и Германия, континентальные страны, а сухопутные перевозки многократно дороже морских.
На сколько выше издержки? В разы. При одинаковой стоимости обработки гектара, в Англии собирают 80ц/га озимой пшеницы, в Германии 40ц/га, у нас 20ц/га. Современный контейнеровоз может везти груз эквивалентный 3 000 товарных вагонов, или 9000 фур. Только по зарплате команды экономия получается в 4 раза по сравнению с поездом и в 300 раз по сравнению с грузовиками. По топливу контейнеровоз экономнее фуры в 15 раз. При этом никаких расходов на строительство и поддержание дорожной сети, мостов, тоннелей, заправок, гостиниц, туалетов.
Collapse )

Недалекие пророки номенклатурных барчуков.

Заколачивание Мавзолея на день победы, фильмы Никиты Михалкова, где русские изображены стадом баранов, идиотская мемориальная доска сепаратисту и пособнику Гитлера Маннергейму вызывают в сознании слово «Ильин». Путин его цитирует в обращениях к федеральному собранию, Михалков расхваливает. Вместе с прочими палачами, убившими миллионы соотечественников на деньги западных спонсоров, Ильина притащили на московское кладбище. Решил наконец посмотреть кто такой и почитать. Не пожалел ни разу. Не потому что нашел в его писанине что-то умное – обычный третьесортный агитпроп, но потому, что стало понятнее царящее в России безумие. Наверное такое же ощущение испытал Пастер, открыв вакцину от бешенства.
Collapse )

http://tochka-py.ru/index.php/ru/glavnaya/entry/572-proroki-nomenklaturnyh-barchukov-1-2

Александр Ремжов. Эффективность: по ту сторону от экономикса.

Когда кто-либо начинает рассуждать о местном самоуправлении, то как правило это получается довольно-таки предсказуемо. Большинство этих рассуждений, так или иначе, сводится к незамысловатым тезисам – «потенциал местного самоуправления был использован далеко не полностью» [10], «Эффективное местное самоуправление является важнейшим ресурсом развития страны» [11], «Для функционирования демократического государства необходимо наличие эффективного местного самоуправления» [7, 5], «Эффективное местное самоуправление – основа демократического государства» [13].

При этом подразумевается, что всем вполне очевидно, что такое местное самоуправление и в чем заключается его потенциал и эффективность, однако, так ли это на самом деле? Для начала давайте хотя бы попытаемся собрать воедино все «эффективности», обрушивающиеся на нас без всякого разъяснения с разных сторон, и ответим на вопрос: каков общий портрет столь «важной госпожи» современных рассуждений об обустройстве нашей страны?

Первое, что, несомненно, бросается в глаза, так это то, что слово «эффективность» в нашем обществе любят прикреплять к любому предмету речи в качестве прилагательного, обозначающего признак высшей экономической целесообразности, который можно иметь в большей или меньшей степени. Словом, эффективно – значит так надо, а как именно не вашего холопского ума дело. Не верите? Попробуйте найти в нормативно-правовых актах Российской Федерации определение эффективности – не найдете, разве что косвенное, в определении принципа эффективности использования бюджетных средств, данное Бюджетным Кодексом РФ и сводящее его к экономии.



Отчасти такое положение вещей можно объяснить тем, что понятие «эффективность», позаимствованное нашим обществом у западных «партнеров» в лихие 90-е как часть общего продукта, имя которому «рыночная экономика», в западном сообществе является устоявшимся и общепринятым, то есть, не требующим доказательства атрибутом поведения любого экономического субъекта. Тем не менее, можно отметить, что в зарубежной экономической теории понимание эффективности сложилось с учетом двух аспектов:
Collapse )

http://tochka-py.ru/index.php/ru/glavnaya/entry/570-efficiency-on-the-other-side-of-economics

С. Кара-Мурза. Доклад на МЭФ: О людях, преобразованных катастрофой



Культурные кризисы со сдвигами в системе ценностей происходят в результате сильной культурной травмы. После перестройки и «бархатных революций» эта категория вошла в социологию как обозначение необходимого фактора для анализа кризисных явлений в обществе. Такая травма дестабилизирует рациональное сознание, и вся духовная сфера переходит в состояние неустойчивого равновесия, возникает «подвижность отношений и правил».
Это — точка бифуркации, в которой вся система «чаяний» некоторых общностей может быть при малом усилии сдвинута в иной коридор. Для этого всегда имеются исторические предпосылки, но не они являются причиной неожиданных изменений вектора мыслей целых народов. Рассудительные немцы не собрались бы под флагом фашизма из-за того, что кучка интеллектуалов читала Ницше, хотя это кто-то может посчитать предпосылкой. Но более правдоподобно, что точкой бифуркации стала культурная травма унижения Германии после поражения в войне и последовавший кризис.
Катастрофическое изменение системы — вот что порождает такие необычные выбросы энергии, которых никто и не мог вообразить. В состоянии неустойчивого равновесия «все старое начинает раскачиваться, а все новое, еще неопределенное, заявляет о себе и становится возможным». Это – суждения С. Московичи в его книге «Машина, творящая богов» (1988) [1].
В предисловии к ее русскому переводу А. В. Брушлинский, П. Н. Шихирев пишут, что Московичи в своей модели общества «на первый план выдвигает его динамические, а не статические, структурные, свойства. Общество по Московичи – это система динамичных отношений, нечто текучее, непрерывно изменяющееся и потому сопоставимое с психикой, с динамизмом страстей и верований, составляющих суть душевной жизни реального человека» [1, с. 8].
Другими словами, нельзя описать «население» (человеческие общности) только посредством социальными и экономическими индикаторами – социальное и психическое неразрывно связаны. В стабильные периоды обе эти ипостаси человека в массе мирно сосуществуют, а девиантное поведение отдельных личностей воспринимается как неприятная аномалия. Но неожиданные обширные кризисы, социальные бедствия и катастрофы потрясают сознание, и духовная сфера значительной части населения получает «контузию». Возникают большие общности с «измененным сознанием». Картина мира этих людей сдвигается к иррациональному, поведение становится неопределенным или непредсказуемым.

Видный российский психиатр Ю.А. Александровский пишет о травмах социальных потрясений: «Известный немецкий психиатр и философ Карл Ясперс проанализировал изменения психического состояния населения Германии после её поражения в I Мировой войне. Он сопоставил их с психическими явлениями в неспокойные времена среди населения других стран – после эпидемии чумы в XIV веке в Европе, во время Великой французской революции, а также после революции 1917 года в России. Ясперс пришёл к заключению, что наблюдаемые в такие периоды глубокие эмоциональные потрясения касаются всех. Они “воздействуют на людей совершенно иначе, чем потрясения сугубо личного свойства”. В первую очередь происходит “девальвация ценности человеческой жизни. Это выражается в равнодушии к смерти, снижении чувства опасности в угрожающих ситуациях, готовности жертвовать жизнью без всяких идеалов”. Наряду с этим Ясперс отмечает “неуёмную жажду наслаждений и моральную неразборчивость”» [2].
Сходные выводы сделал Г. Юнг . Наблюдая за немцами, он написал уже в 1918 г., задолго до фашизма: «Возрастает опасность того, что “белокурая бестия”, мечущаяся ныне в своей подземной темнице, сможет внезапно вырваться на поверхность с самыми разрушительными последствиями» (см. [3, с. 231]). В 1946 г. он признал в эпилоге к своему трактату «Вотан» (1936): «Германия поставила перед миром огромную и страшную проблему… Поведение немцев в целом ненормально; если бы это было не так, нам уже давно пришлось бы признать подобную форму войны нормальным положением вещей» – именно как результат I Мировой войны [3, с. 231, 238].
Явления этого типа различаются масштабом и оттенками в разных культурах, но ядро их структуры в главном одно и то же. Люди, пережившие катастрофу и получившие сильную культурную травму (см. [5]), впадают в аномию (см. [6]).
Collapse )

Александр Степанов: Притворная тупость либерала




"Послушать – век наш век свободы,
А в сущность глубже загляни:
Свободных мыслей коноводы
Восточным деспотам сродни.

У них два веса, два мерила,
Двоякий взгляд, двоякий суд:
Себе дается власть и сила,
Своих на верх, других под спуд.

У них на все есть лозунг строгий;
Под либеральным их клеймом:
Не смей идти своей дорогой.
Не смей ты жить своим умом."
(П.А. Вяземский 1860г.)
Сколько лет прошло, а стихи не потеряли актуальности. Но хотя Вяземский сравнивает либералов с попугаями, они не так глупы, как кажется. Их противоречащие всякой логике выкрики лишь спектакль для «быдла». Речь не о «недопонимании», а о сознательном сговоре окармливать «быдло» откровенной демагогией для решения «своих» скрытых задач. Это не разовая акция, не случайная уловка, а суть доктрины, которая сохранилась неизменной более века и применяется во всех областях, где активен либерализм.

Вот премьер министр Украины Н. Азаров в своей книге «Украина на перепутье» вспоминает о демагогии «прорабов перестройки» в СССР конца 80-х:

«...Все беседы с делегатами, – а средства массовой информации создали Шаталину тогда ореол «великого реформатора», – он начинал с простого вопроса: «У вас есть автомобиль?» Среди двух десятков людей всегда находились люди, которые отвечали, что у них его нет. И тогда Шаталин продолжал: «А знаете, почему в СССР трудно купить машину?» – и сам же отвечал: «Потому, что завод «АвтоВАЗ» – государственный, а государство – неэффективный собственник. Значит, надо, чтобы, как на Западе, заводом стал владеть частник, он умело организует выпуск автомобилей, и у всех будут личные машины». Эта демагогия задела меня, и я возразил ему: «“АвтоВАЗ” выпускает в год 500 тысяч автомобилей; для того чтобы выпускать на 10–15 процентов больше, необходима реконструкция предприятия. Но 10–15 процентов никакой проблемы не решат. Нам надо выпускать автомобилей в десять раз больше, чтобы удовлетворить спрос, а для этого надо построить десять таких заводов, как “АвтоВАЗ”, иметь колоссальные инвестиции и время». Делегаты поддержали меня в этой дискуссии. Шаталин попросил меня остаться. Мы сели с ним на диван, и то, что он сказал мне, поразило меня до глубины души. Я впервые столкнулся на таком уровне с чудовищным цинизмом. Он сказал: «Молодой человек, разве вы не видите, что говорите с “быдлом”? Им надо говорить очень примитивные вещи, чтобы они их проглатывали и поддерживали нас, иначе мы никакой перестройки не сделаем и этот идиотский строй не сломаем…». Шок – самое мягкое слово, характеризующее мое состояние после этих слов...»

Шок Азаров испытал от того, что считал либерала человеком честным, уважающим свою аудиторию. Но важно и то, что Шаталин требовал именно того, о чем писал Вяземский: «Не смей идти своей дорогой. Не смей ты жить своим умом.» Речь не идет о возможности или невозможности. Речь о дисциплине секты - «не смей».

Думаю, Шаталин тоже испытал бы шок, узнав, что разоткровенничался с человеком, который не разделяет его целей – обмануть и ограбить «быдло», расчленить страну и превратить ее в колониальный придаток Запада. Видимо считал, что экономист не может не быть предателем, таким же, как и он сам.
Collapse )

Татьяна Воеводина. Я - ЗА!

Тучи над городом встали, и такая погода, похоже, надолго. Отсюда мысли о народонаселении: кто Родину-то защищать будет? С народонаселением – ох, неважно, рождаемость слегка встрепенувшаяся, опять гаснет. Отсюда разные начальственные и общественные инициативы. Из недавних – движение «ЗА!»: расшифровывается как «запрет абортов». Все - за, кроме отмороженных чайлд-фри. Одобряют. Поддерживают. А жизнь идёт, как шла. 

Что будет, если в самом деле запретить аборты? Организуется подпольный рынок, абортный туризм – всё это апробировано в Европе. Так что кроме обогащения подпольщиков да медицинских осложнений от их деятельности – ничего запрет не принесёт. Что же делать?


Давно известно: чтобы достичь значимого результата (любого), надо бороться не против, а за. Так что ЗА – хорошая аббревиатура. Цель должна быть сформулирована положительно. Надо говорить о том, что ты хочешь, а не о том, чего хочешь избежать. Это универсальный принцип достижения цели. Чтобы реально поднять рождаемость и в перспективе заселить нашу землю, каждая женщина должна родить троих детей. Минимум. Тогда население будет расти. Для простого воспроизводства поколений требуется 2,2 – 2,3, чего, кажется, сегодня нет. 

Многие патриотически и очень благородно мыслящие люди не понимают, что количество детей – в голове. У каждого человека (женщины особенно) есть некое представление о должном количестве детей в семье. Обычно это два. Или один. Заставить (скажем деликатнее – мотивировать) её родить дополнительных детей сверх тех, что имеются в её картине правильной жизни, - задача неподъёмной трудности. Collapse )